Может ли в Риге появиться гетто?

0

Сегодня к центру города в разных странах относятся неодинаково. Если в странах постсоветского пространства центр, как правило, считается престижным и привлекательным местом для жилья, то в городах Европы он постепенно опустевает, и жизнь в центре города угасает. Такое положение вещей зачастую ведет к тому, что со временем в таких местах образуются настоящие гетто (для этого достаточно вспомнить появившиеся национальные гетто в центре Брюсселя). Как можно будет увидеть из статьи, механизм угасания и ослабевания центра Риги уже запущен, остается лишь разобраться в том, возможно ли образование гетто в городе.

Миграция – это не хорошо и не плохо. В отрыве от реальных цифр…

Латвия должна принять мигрантов-беженцев, которые бегут в Европу из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Летом 2015, когда миграционный поток захлестнул Европу, была утверждена квота в 200 с небольшим человек. Затем, по мере разрастания потока, она была увеличена до 700 человек. По факту это может быть несколько тысяч.

«Мы примем столько беженцев, сколько нас заставит ЕС. Сейчас действует временный механизм, но уже готовится и постоянный. Это означает, что нынешняя квота Латвии — 1,29% — это то количество беженцев, которое надо принять. В Европе беженцев уже примерно миллион (по данным Frontex, за 2015 год в Евросоюз прибыли более 1,2 миллиона мигрантов — ред.), так что Латвии придется принять 11-12 тыс человек, что значительно больше, чем те 700, принять которых согласилось правительство», — сообщил латвийский евродепутат, член фракции социал-демократов в Европарламенте Андрей Мамыкин (с полным текстом статьи можно ознакомиться здесь).

Сторонники приема мигрантов говорят о том, что принимать все равно придется, потому что у Латвии есть обязательства, и в целом это проявление милосердия, ведь люди бегут от войны и т.д.

Противники предупреждают о возможности межэтнических столкновений, роста преступности и даже угрозы терактов.

Нас интересует, насколько оправдана угроза изменения облика города, изменения привычного образа жизни в случае приема мигрантов. Какое количество «пришельцев» Рига сможет успешно «переварить», а какое количество станет критичным и может привести к появлению гетто внутри Риги.

Это зависит от двух факторов:

— Опыта интеграции приезжих любых мастей.
— Количества прибывающих – их отношения к местному населению.
Чем больше и успешнее исторический опыт интеграции, тем большее число «новичков» может рискнуть взять страна и город.

Как образуется гетто?

Современные гетто никто специально не создает. Они образуются естественным путем в силу того, что в определенном районе города начинают компактно селиться представители определенных этнических или социальных групп.
Хотя формально гетто остаются в составе города и никаких формальных границ не имеют, но и его жители, и прохожие со стороны могут почувствовать отличия и в поведении людей на улицах, и визуальные (например, наличие этнических кафе, магазинов), и на слух (другая речь), и, возможно, большее ощущение опасности.
Кстати, воспринимаемое чувство опасности не менее важный показатель в урбанистике, чем реальные сводки преступлений.

Процесс образования гетто проходит примерно такие стадии:

— Сначала в определенном районе поселяется больше количество «чужих». Это могут быть вполне мирные люди, однако же сильно отличающиеся внешне, по речи, по поведению (например «сидят на корточках», или просто привыкли стоять группами на улице по 5-6 человек, что непривычно для той же Риги).

— Когда присутствие «чужих» становится чересчур заметным, часть «местных» людей, которые имеют выбор, покидают это район. А другая часть, которая возможно планировала снять или купить здесь квартиру – решает не делать этого.

— Между тем заметность «чужих» становиться маркером для их сородичей, или людей со сходным социальным статусом. Они наоборот – тянутся к своим, в результате концентрация отличающихся людей в этом районе растет.

— Постепенно «пришельцы» начинают маркировать территорию. Это могут быть вполне мирные занятия, которые воспринимаются как местный колорит туристами из Европы в странах их проживания: играть в нарды за раскладным столиком на улице, просто стоять или сидеть на корточках возле подъездов большими компаниями, включать громкую этническую музыку из окон или из припаркованных машин, открыв настежь дверь. Открываются мелкие кафе, кебабные, шаурма и пр. Появляется больше надписей на других языках – как на вывесках, так и просто на стенах. Со временем появляется резонные требования – воздвигнуть, например, мечеть. И, возможно с определенного дня жителей района и «бывших местных» и «пришлых» по утрам будет будить крик муэдзина.

— Следующий этап – монополизация занятий. Известно, что например в Москве большинство работников жилищно-коммунального хозяйства (дворники, сантехники и пр) — эмигранты из Средней Азии. Процесс «приватизации» этих сфер деятельности произошел за 10-15 лет. При этом это палка о двух концах. С одной стороны оправдан аргумент, что никто из москвичей не хочет делать такую работу за такие деньги, а с другой, возникает ситуация, что «если бы и захотел, то и не смог», потому что группа, которая монополизировала определенные занятия, начинает «выживать» всех остальных. Монополизация занятий способствует дальнейшему отъезду «коренного населения» района.

— Со временем возникает эффект восприятия района как отдельного мира внутри города. Становится нормальным, что там все несколько по-другому – «свои правила», и что, скажем, «женщинам с непокрытой головой лучше туда не заходить».
Здесь я намеренно рассматриваю «мирный сценарий», когда нет никакого явного насилия, среди беженцев нет скрытых ни явных террористов, ни даже уголовников.

Рост криминализации

Хотя рост криминализации обычно происходит в силу ряда объективных причин:

Комплекс оккупанта – психологический феномен, когда мы позволяем себе вдали от дома вести себя хуже, чем дома. Дома стыдно, есть нормы, а за границей – «можно». Многие выходки, которые позволяют себе эмигранты в странах Европы, они никогда бы не позволили по отношению к своим сородичам у себя дома.

Нет постоянных доходов и родственников, которые могли бы помочь. Местный человек, как бы то ни было, вплетен в систему социальных связей. Может занять, может у кого-то пересидеть, попросить подработку. Знает, к кому обратиться за помощью и т.д. Приехавший человек, не имея средств к существованию, имеет гораздо меньше легальных способов заработка и получения помощи извне.

— Чем больше в общественном сознании горожан будет приниматься идея этого района как отдельного гетто, со своими правилами, тем труднее правоохранительным органам и чиновникам будет отстаивать формальные правила общего города – «ну ладно, вы же понимаете, что у нас несколько по-другому…». Начинается постепенное коррумпирование местных чиновников и полицейских.

За рядами солидных фасадных домов Югендстиля, «Сталинок» и более современных в Риге часто прячутся настоящая «слобода» – застройка провинциального городка конца XIX века (на фото – Задвинье).

Центр Риги – возможное место образования гетто

Скорее всего, большинство мигрантов поселится в Риге.

Почему?

— В Риге больше источников заработка – как легальных, так и не совсем легальных.

— В Риге – легче затеряться.

И скорее всего они поселятся в Центре города.

Имеется в виду центральная часть, ограниченная с одной стороны рекой, а с другой – железнодорожным кольцом (до мостов ВЭФ, Земитану и др.).

Почему?

— В центре города удобнее жить без машины, которой поначалу у большинства приезжих не будет

— В центре города, особенно в его отдаленных частях, очень много свободного жилья. Местные жители не горят желанием там жить, предпочитая микрорайоны или пригороды. Поэтому цены на аренду в районах за улицей Чака вполне приемлемые.

— В этих районах легче затеряться. Разреженность местного населения, большое количество пустующих домов создают идеальную ситуацию, когда нет «давления» социального окружения, которое есть, например, в микрорайонах или в маленьких городках – где все на виду. За рядами фасадных домов в стиле Югенд находится масса полупустующих зданий и домиков второго – третьего ряда, где можно поселиться и быть вполне незаметным.

— Эти районы в пешей доступности от вокзала, автовокзала (места большого скопления людей) и при этом примыкают к кладбищам, железнодорожным путям, пустырям. Это хорошая среда как для мелкой торговли, так и для мелких краж.

Пустующие дома – бич центра

Пустующими могут оказаться и вполне респектабельные по архитектуре дома, занимающие центральное место на пересечении улиц.

Насколько у Риги живой и сильный центр?

Население Риги — 640 тысяч человек. Однако в центральном административном районе живет менее 24.000 человек!

Правда, центр, кроме центрального района, включает еще часть Латгальского и Курземского предместья. Сложно сказать, какая часть населения этих административных районов живет собственно в центре. Можно судить только, что прибавка не будет слишком большой, судя по большому количеству пустующих домов в районах за улицей Чака.

Можем условно предположить, что всего в центре Риги живет от 30 000 до 50 000 человек. Однако важна не только абсолютная численность, а также тенденция. Тенденция такова, что население центра стремительно уменьшается. Люди уезжают из центра в микрорайоны или в пригороды. С 1997 года население центра уменьшилось в 2 раза.

При этом начало 2016 года единственными районами в Латвии, где зафиксирован рост населения, оказались поселки вокруг Риги. Только в 18 из 110 краев население выросло, и все эти края расположены в окрестностях Риги. Самый большой прирост численности населения был в Марупе — 1179 человек, в Кекаве — 393 человека, в Гаркалне — 326 человек, в Адажи — 256 человек, в Саласпилсе — 235 человек и в Икшкиле — 217 человек. Единственным регионом, где по сравнению с началом 2015 года население выросло, является Рижский — прирост составил 1509 жителей.

Кстати, 100 лет примерно на той же площади жило почти в 10 раз больше человек.

Карта Риги 1899 года из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона

На конец XIX века в Риге проживало 282 тысячи человек (по переписи 1897 года). Все эти люди «помещались» в город, который занимал площадь нынешнего центра, едва-едва доходившую до нынешней улицы Пернавас, «Маскачку» и часть Задвинья. Это говорит о потенциальной «ёмкости» центра. Причем они жили еще в деревянных домах до массового строительства основательных многоэтажных домов в стиле Югенд в начале XX века. Без нового строительства жилой фонд центра способен вместить больше 100.000 человек.

Центр Риги населен существенно меньше своего естественного потенциала, и в целом рассматривается как не очень привлекательное место для жизни. Значит, уже существует масса факторов, стимулирующих людей уезжать отсюда. Центр слабеет.

Может быть это не страшно, ведь в центре люди работают и есть туристы?

Относительно многолюдно только в Старой Риге, в основном за счет туристов. Что касается работающих людей, то офисная жизнь сосредоточилась в определенных местах центра, а в районах за улицей Чака деловая активность очень мала и продолжает сокращаться.

Кроме того, для мягкой «интеграции» приезжающих людей очень важную роль играет именно местное население. Люди по-другому относятся, когда речь идет не просто о месте, где они «бывают», но о месте, где они живут. Деловая активность позволяет заполнять улицы в дневное время, но оставляет их пустыми вечером, ночью, в выходные дни и во время сезона отпусков (июль-август).

Из всего населения центра – 25% пенсионеры, 55% женщины.

В Латвии в целом 21% населения – пенсионеры, еще около 3% — инвалиды по здоровью, 55% — женщины.

Если считать, что население центра делится примерно в тех же пропорциях, что и во всей Латвии, то мужчин от детского до пенсионного возраста будет примерно 33%, т.е. от 10 до 16 тысяч. Скорее всего, они сконцентрированы в наиболее заселенных районах – посольский район ближе к порту, вдоль улиц Бривибас, Валдемара, в районе Сканстес.

Район от улицы Чака до железной дороги гораздо более безлюден.

Даже если брать пропорционально площади этот район занимает примерно 1/5 часть заселенного центра. То есть в нем может проживать всего от 6 до 10 тыс человек, и всего от 2 до 3,5 тысяч мужчин.

Если в течение двух-трех лет на этом месте поселится от 3 до 5 тысяч мигрантов, их доля будет весьма значительна (30-50%).

Вряд ли 6-10 тысяч человек, из которых только 2-3,5 тысяч мужского пола до пенсионного возраста, смогут естественным образом, в ходе повседневного соседского проживания «обучить», даже просто «продемонстрировать» приезжим принятые в Риге модели поведения. Скорее приезжие, пережившие долгий путь, и много положившие, чтобы добраться до Европы будут гораздо более активны и пассионарны. И вольно или невольно будут навязывать свои образцы поведения, не встречая никакого особенного сопротивления.

Что насчет программ по интеграции мигрантов в городское сообщество?

Недавняя новость, что почти все из принятых Латвией беженцев уехали в Германию, яркий показатель того, что интеграцией беженцев никто особенно не занимается. Точнее, возможно и занимается, но никто не отвечает за результаты. Если государственные органы не в силах контролировать даже местопребывание людей, на которых выделяется пособие, то каким образом будут контролироваться их успехи в изучении языка, получении работы?

Насколько мне известно, в Латвии не существует методик комплексного обучения «правилам поведения» в данной стране, преподавания истории, обычаев и традиций. Методик, которые были бы обязательны для изучения, и от успешного освоения которых зависели различные преференции от государства – размер пособий и пр.

Если смотреть на опыт интеграции других значительных групп, то и тут успехи более чем скромны.

Возьмем пример людей, которые с 2011 по 2016 приобрели вид на жительство в Латвии за инвестиции (в основном за покупку недвижимости). Таких вместе с членами семей набралось более 11.000 человек. Довольно существенная группа, как мы можем заключить из предыдущего анализа. Однако, общаясь с этими людьми, наблюдая за тем, что они пишут на форумах, какие вопросы задают, я вижу, что за исключением формальных требований (заплатить налоги, подать бумаги в департамент миграции), никто из официальных инстанций целенаправленно не занимается их интеграцией в латвийскую жизнь. Это касается всего спектра вопросов:

— Изучение латышского языка, в том числе ускоренное обучение для детей, чтобы они могли включиться в процесс обучения в латвийских школах.

— Нахождение семейного врача.

— Поиск работы.

— Помощь в открытии бизнеса.

Каждый сам решает эти вопросы. Конечно, тут помогает близкая ментальность и широкое распространение русского языка в Латвии. Но по итогам 3-5 лет проживания в Латвии многие из приехавших языка не знают, работают по-прежнему напрямую с Россией и в целом все еще находятся в промежуточном состоянии: одна нога здесь – другая на бывшей родине.

Можно сказать, что такая ситуация для россиян — обладателей ВНЖ создавалась специально, никто и не думал их интегрировать, и наоборот цель была в том, чтобы они отдали свои деньги, но долго не «засиживались». В пользу этого говорит и попытка ввести дополнительный побор в 5000 евро за продление вида на жительство.

Но других примеров интеграции групп приезжих (мы не говорим о единичных случаях) у Латвии просто нет.

Соответственно нет опыта, нет методик, нет мотивированных, а главное подготовленных кадров социальных работников, готовых вести эту работу. Значит, дело будет пущено на самотек и в тот момент, когда Германия найдет механизм, как не допустить возврата беженцев к себе (а она, конечно, это сделает) слабый рижский центр должен будет принять непропорционально большое количество мигрантов.

Что же делать?

Рижские власти делают много позитивных и правильных шагов, чтобы остановить затухание центра города. Новые современные жилые дома строятся среди пустошей не очень престижных кварталов, укрепляя их и прибавляя жизненной энергии.

Новые дома на улице Миера

Заброшенные дома в глубине улицы Миера

Приводятся в порядок парки – парк Зиедоньдарз

Но важно также, чтобы критическая масса жителей Риги осознала, что затухание центра, отъезд людей – это не частная проблема отъезжающих жителей, а проблема всего города. Центр определяет облик города. Он намного больше влияет на самоидентификацию всех жителей, чем любой другой район. Если центр или его часть станут «серой зоной», если здесь появятся «гетто», в которые обычные горожане предпочитают не заходить, это существенно изменит восприятие Риги и собственными жителями, и приезжими.

Как вернуть людей в центр?

1. Во-первых, проживание в центре должно стать сопоставимым по комфорту с микрорайонами и даже пригородами. Это, прежде всего, злободневный вопрос транспортной доступности, парковок и пр. О чем мы будем подробнее писать в других материалах.

2. Рига еще имеет возможность побороться за так называемых «новых латышей», которые получили ВНЖ, и которые разбросаны по разным городкам Латвии. Как правило, это люди, привыкшие к более энергичной жизни в мегаполисах, и центр Риги по духу им ближе. При этом, по сравнению с суетливыми Москвой и Петербургом, он все равно тихий, спокойный и зеленый.

3. Привлекать своих граждан из-за рубежа. Как? Вопрос, заслуживающий отдельных материалов. Как минимум необходимо инициировать специальные мероприятия, где уехавшие, приезжая на отпуск в Ригу, знакомились бы с появившимися вакансиями, с возможностями открыть свое предприятие и применить знания, полученные за рубежом.

4. Привлекать пенсионеров из Европы. Латвия очень подходящая и по климату и по условиям страна для европейских пенсионеров. Вопрос только в том, что они об этом не знают. Возможно, более эффективно было бы рекламировать Латвию, как место жизни для пенсионеров, где они могут тратить свои сбережения и пенсии, выплачиваемые более богатыми западными странами.

5. Привлекать волонтеров из Европы – размещать их тут. Привлекать на различные общественные работы. Волонтеры, это, как правило, активные люди самых разных возрастов, от молодежи до людей старшего возраста. Широко известна практика привлечения волонтеров на крупные мероприятия, такие как Олимпиады или Чемпионаты Мира. При этом волонтеры выполняют самую разную работу – работают переводчиками, водителями, экскурсоводами, поварами и т.д. Волонтеры — это потенциальные жители города, которые могут остаться в Риге, если им здесь понравится. И это бы только пошло на пользу городу. Ведь они принесут с собой энергию, а также связи и культурный опыт самых разных стран Европы. Сделают Ригу ближе к Европе.

Интересно, что власти европейских стран, которые уже столкнулись с проблемой гетто, предлагают сходные рецепты.

Например: власти Дании решили переселить часть жителей страны с достатком выше среднего в иммигрантские гетто. Тем самым, надеются чиновники, датчане своим примером покажут мигрантам преимущества наличия работы и образования, а изменение социальной структуры таких кварталов сократит количество преступлений и насилия (читать статью полностью).

В любом случае проблему гетто лучше решать до ее возникновения, а не после.

Вопросам, рассматриваемым в статье была посвящена передача на радио Балтком «Город для людей» от 26.09.2016.

Первоначально статья была опубликована на портале о Риге — Meeting.lv

Присоединяйтесь к группе Городское сообщество в Facebook, чтобы быть в курсе актуальных вопросов развития Риги и принимать участие в развитии нашего города.

280 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Share.

Leave A Reply